Перейти к содержанию

12.08.2018

Первая перепись населения в независимой украине как тест на способность власти претворять в жизнь свои наме

доверяют нам, думают, что сведения могут использовать против них, хотя это — просто абсурд. Недоверие очень велика. Были и конфликты — избили переписника-женщину в Хотинском районе, в Мелитополе также женщина пострадала от собаки [32]«.» Наиболее успешно защитились от государственной инициативы в Шевченковском районе (м. Запорожье) — здесь жители одного из домов вывесили над подъездом плакат: «Дайте нам горячую воду, и мы опустим в квартиру учетчика!»В Мелитополе и Бердянске пострадали десять учетчиков — их травили собаками. Двух с половиной тысяч «счастливцев», которые обходили дома с анкетами в руках, ругали, не пускали в помещение, обвиняли в развале государства [27]«.
По утверждению корреспондента газеты» Киевлянинъ ", практически все — учетчики, их руководители, респонденты — считают, что государство не получит объективной картины ни о занятости населения, ни о его доходах.
видеонаблюдение купить
Аргументы в справедливости этого утверждения приводятся следующие: мало найдется желающих сообщить настоящие источники своих доходов, даже при условии анонимности [53]. В частности люди, особенно старшего поколения, хорошо помнили времена, когда все облагалось налогом, не на все вопросы дают правдивые ответы о своих подсобные хозяйства и приработки [48]. На Закарпатье "... многие сознательно подавали неправильные о себе сведения. В частности, по семейного положения, национальности, жилой площади и т. д. »[43]. Отриматидостовирни сведения о владении имуществом — жильем, его площади трудно и потому, что законопослушных граждан эти вопросы раздражали, поскольку все эти данные в соответствующих службах и на бумагах, и в компьютерах [45].
По наблюдениям очевидцев, проведение переписи на местах "в селах учетчикам было работать легче, чем в городах. Там все друг друга знают и поэтому учетчика-местного жителя не боялись пускать в дом. В городах приходилось преодолевать не только заперты двери подъездов, но и не желание людей открывать двери [63]".
Среди других приемов, которые могли привести к ошибке переписи многочисленным было записи ответов респондентов в переписные листы, а в тетради. "В каком виде при политическом нажиме на учетчиков они будут перенесены в конечные переписные листы, — задает риторический вопрос один из обозревателей, на которое сам же дает ответ — еще не известно» [20].
О возмущение граждан в связи с занесением данных не в официальный бланк, а в тетрадь, или заполнение анкет карандашом извещалось в многочисленных публикациях [40; 21; 56].
Как объяснила такие случаи в. о. главного специалиста Коминтерновского отдела статистики г. . Харькова Светлана Старосоцька: "то, что сведения о тех, кого переписывают, заносятся в тетрадь, а не в официальный бланк — это не самоуправство недобросовестных переписчиков. Так поступать порекомендовали специалисты областного статистического управления, поскольку бланки отделом изданы в ограниченном количестве и за каждый испорченный придется отчитываться [37]".
Кроме несуразностей, которые делались с ведома, а то и по прямым указаниям организаторов переписи, допускались нарушения в опросе населения также счетчиками из-за халатности и обычную безответственность.
Роль учетчиков в обеспечении точности сведений о населении
Недостатки в организации и проведении переписи виделись в общей «совковости» как переписчиков, так и опрашиваемых, то есть в низкой культуре общения между ними. Надежда на то, что учетчики, пройдя инструктаж, улучшат ситуацию в этом деле, сбылась далеко не полностью. В частности, не лучшим образом проявили себя безработные, которых по направлению служб занятости привлекали к переписи населения. По словам начальника отдела статистики Шевченковского района столицы А. Настоящий, в большинстве из них квалификация и желание в течение 5 дней проходить инструктаж учетчика были чрезвычайно низкими [53]. Как результат, учились на учетчиков одни люди, а фактически переписывали население другие. Если такое положение с квалификацией учетчиков сложилось в центральном районе столицы, то в регионах, безусловно, она была еще хуже. Яркий в этом плане факт привела начальник Черновицкого областного управления статистики В. Каминская: «.с 629 уволились с работы 620 учетчиков, не приступая к ней» [60]. ".Кое пришлось до шести раз менять учетчиков и привлекать к работе не очень подготовленных людей [52]".
К каналов, через которые полнота данных о украинское население терялась, следует отнести и некачественную работу учетчиков по охвату населения переписью. Об упущениях на этом участке переписи может свидетельствовать заявление А. Осауленко, что спустя месяц после его завершения были случаи, когда люди, по тем или иным причинам не посчитаны, приходят к статистиков с просьбой их переписать [41]".
Многие граждане жаловалось в газеты на то, что «.ни их, ни их соседей вообще не переписывали» [29]. Из-за многочисленности таких фактов делается предположение, что «опросные листы заполняют учетчики по своему усмотрению» [40]. В прессе приводятся отдельные случаи того, когда учетчики «подсказывали» респондентам ответы на свои же некорректно поставленные вопросы.
Встречались жалобы на малограмотность переписчиков, их некомпетентность. Это приводило к недоразумениям. Например, в Симферополе, где большинство переписчиков не обладали государственным языком, когда один из переписок ответил на вопрос о дне рождения «16 сентября», в анкету записали на русском языке «16 апреля» [56]. Сложности вызвало определение уровня образования (п.10 формы 2С) [11]. В этом вопросе действительно трудно разобраться, когда, например, в одной семье три поколения людей, каждый из которых приобретало образование по различного толкования ее уровней и признаков.
целом относительно действий учетчиков, которые могли негативно повлиять на результаты переписи, можно сделать следующие обобщения: навязывание опрашиваемым ответов на вопросы переписного листа; искажения ответов опрашиваемых; неполное заполнение переписного листа; опрос соседей об отсутствующих в то время в том или ином помещении людей; запись информации не в переписной лист, а в тетради, журналы или просто в клочья бумаги; отказ переписчиков показать опрашиваемым заполнен переписной лист; перепись студентов в общежитиях и военнослужащих срочной службы согласно книгами учета, всех скопом; замена переписчиков другими лицами, во многих случаях — членами семьи переписчика [62].
Конечно, в проведении переписи технологически никто, кроме работников управлений статистики, вмешиваться не должен. Но здесь мы имеем целый спектр «добровольцев», начиная с прессы, которая стремилась подсказывать и инструктировать читателей, как нужно отвечать на